Поиск по сайту

Волгоградский да Винчи


Каждый, кто хоть раз бывал в популярных кафе нашего города, например, в таких как «Гранд кафе» и «Шуры-муры», наверняка обращал внимание на интерьер этих заведений. Картины, выполненные в разных стилях, росписи на стенах и даже кот, живущий на пороге кафе, оказывается, дело рук одних и тех же мастеров. Узнав о том, что авторы — два молодых парня, нам непременно захотелось узнать об их творческой жизни поподробнее. Секретами своего мастерства поделился Сергей Слепокуров.

— Сергей, вы создаете совершенно необычные, не похожие ни на что произведения. Где этому учат?

— Я и мой напарник Дмитрий — выпускники ВолгГАСУ. Там мы учились на отделении «Монументальное декоративное искусство». И я могу точно сказать: все, что мы сейчас умеем, заслуга наших преподавателей. Один из них, Михаил Яковлевич Пышта, участвовал, например, в создании 600-метрового панно на Волжской ГЭС. Это для монументалиста — высота. Создавали его бригадой в течение трех месяцев. По его рассказам, за эту работу они получили великие по тем временам деньги. Сразу купили себе по машине, и еще на дачу оставалось. На что еще хватало — история умалчивает...
Но, если честно, путь к получению этого образования для меня был долгим.

— Как это? Неужели долго не мог поступить?

— Дело не в этом. Просто когда в 20 лет после Астраханского художественного училища приехал в Волгоград, чтобы поступить в вуз, я хотел идти на архитектуру. Я тогда и не знал, что есть такое отделение — «Монументальное декоративное искусство». А приемная комиссия, просмотрев мои данные и портфолио, перевела меня именно на это отделение. Я не представлял, чему меня могут там научить, забрал свои документы и поступил на платное отделение в институт культуры. Там я еле-еле продержался год, потому что мне там все не понравилось.

— Не сложно было уехать в другой город?

— Очень сложно! Приезжая в другой город, попадаешь в совершенно новую среду и новый мир. Кругом новые люди. Самыми близкими в Волгограде для меня стали те, с кем я познакомился в автобусе по дороге сюда. Они тоже были студентами горхоза. А однажды я совершенно случайно встретил своего нынешнего напарника. Он меня и переманил в горхоз, где учился как раз на отделении монументального декоративного искусства.

— То есть твой напарник — это твой друг, которого ты нашел в Волгограде?

— Нет, с Димой мы знакомы давно. Он тоже астраханец, и мы были знакомы еще там. Особой дружбы между нами тогда не было, и я даже не знал, что он учится и живет здесь. Так что наша с ним встреча, я считаю, это судьба. Кстати, моя любимая девушка — тоже из Астрахани. Правда, с ней я познакомился уже здесь. Вот такие случайные встречи.

— Скажи, а почему ты выбрал именно волгоградский вуз?

— Родители мои отсюда, и, наверное, корни меня тянули. К тому же в Волгограде живут родственники. Хотелось, конечно, учиться в Москве или Петербурге, но финансовых возможностей для этого не было. Но я не жалею, что получил образование именно здесь.

— Сергей, расскажи подробнее, что такое монументальное искусство?

— Живопись, графика, скульптура — это все наша работа. Мы оформляем интерьер и экстерьер. Обычно, когда нас просят что-то сделать, нам показывают то место, где должно быть это «что-то». А что получится в конечном варианте, зависит от наших предложений — может быть, скульптура, или роспись на стене, или какая-нибудь декоративная композиция с инсталляцией. У нас есть свои наработки, большое портфолио, поэтому нам доверяют. И, конечно, многие узнают наши работы в популярных заведениях города. Например, практически все японские рестораны и кафе своим живописным декором обязаны нам. Но если честно, мы этими работами не очень гордимся, так как выполняли чисто техническую работу. То есть практически рисовали с эскизов.

— А как вы вообще начали заниматься этим видом искусства, да еще и деньги зарабатывать?

— Все начал Димка. Однажды он нарисовал декоративную картину и пошел ее продавать. Но у него ее не купили. Однако всем очень понравилось обрамление — бамбук, клепочки разные. В общем, все модно, как в журналах. И тогда он сделал другие картины по желанию заказчика, используя такую же фурнитуру. Если вы были в кафе «Чайкоффский», то наверняка видели на стенах картины в бамбуковых рамках. Так вот это — его работа. Первое, за что ему заплатили деньги.

— Расскажи про ваш самый необычный заказ.

— Каждый заказ по-своему необычен. К каждому относишься по-особенному и с творческой, и с технической стороны. В последнее время, конечно, для творчества остается все меньше и меньше места, мы заходим в тупик. У нас и идеи есть, и в техническом плане мы уже серьезно подкованы, но у нас нет заказов для воплощения своих замыслов. В основном все банально — голубое небо, белые облака, зеленая трава и синее море. Нам остается только великолепно это исполнить. Хотя я могу выделить самый творческий заказ — это «Grand cafe». Там полностью вся идея была разработана нами. Конечно, технически мы делали и более сложные вещи, но в творческом плане все они проигрывают. Например, наша работа с Джокондой сейчас является визитной карточкой этого заведения. Она — на баннерах, она — на визитках.

— Это та картина, где Мона Лиза пьет кофе?

— Да, это она. Вот видите, она очень всем запоминается! Вообще, аллегория искусства для меня — это Мона Лиза. Эта картина, на мой взгляд, самая дорогая за всю историю живописи. Может быть, технически она как-то по-особенному выполнена, может быть, в ней еще какие-нибудь потаенные энергии заложены, но она, я считаю, всплывает в голове каждого человека, который говорит об искусстве.

— Скажи, а домой ваши работы часто заказывают?

— У нас есть круг постоянных заказчиков, с которыми мы работаем. Конечно, хотелось бы, чтобы этот круг расширился. Мне лично нравится делать декор в интерьерах домов и квартир. Сейчас же мы в основном работаем в ресторанах и кафе.

— А в чем причина? В том, что о вас не знают, или в том, что это дорого?

— На самом деле многие считают, что наше искусство дорого. Хотя я точно могу сказать, что это не так. А вообще, широкому кругу мы не известны. Мы думаем иногда открыть свою фирму и работать уже не на уровне двух мастеров, а на уровне предприятия, оказывающего такие услуги. Но мы боимся, что тогда в нашей работе не останется места творчеству, потому что придется делать все как можно быстрее и как можно больше.

— Я знаю, что ты любишь мультики. Почему?

— Просто в детстве, в то время как остальные мальчишки мечтали стать космонавтами, я мечтал стать мультипликатором. Впервые увидев диснеевские мультфильмы, я очень их полюбил и мечтал работать в большой мультипликационной студии. А еще я люблю комиксы. Особенно мне нравятся французские. Они сделаны очень качественно. На высоком уровне и графика, и живопись. В них каждая картинка — это правильное построение композиции, правильное построение спектрального круга, то есть грамотно выполненное цветовое решение.

— А ты никогда не думал о том, чтобы осуществить свою мечту?

— Если честно, то в последнее время я стал об этом серьезно задумываться. Понял, что хочу расти дальше. В отличие от моего напарника я люблю более мелкую работу, люблю оттачивать, прорисовывать мелкие детали. Поэтому, может быть, именно мультфильмы — это то, что мне надо.

— А чем ты любишь заниматься кроме своего искусства?

— Люблю воду. Люблю летом речку, море. Люблю все виды спорта, связанные с водой. По возможности стараюсь заниматься ими сам. Но среди водных видов спорта есть очень дорогостоящие, которые я себе позволить не могу. Например, гидроциклы.

— Есть мнение, что творческие люди замкнуты и не приспособлены к семейной жизни. Как с этим у тебя?

— Бывает, мои близкие жалуются, что, кроме своего творчества, я больше ничего не вижу. Может быть, и так, хотя лично я этого совсем не замечаю. На мой взгляд, я вовсе не замкнутый, просто полностью отдаюсь работе.

Яна БЕЛКИНА.

Актуально
© Copyright Волгоградская газета, 2007
(8442) 23-42-39, 24-26-24
О газете | Подписка | Реклама | Контакты | Direct Mail